Творческая статья Тимофея Байбакова

В память о земляке-защитнике Отечества

конструкторе стрелкового оружия Михаиле Тимофеевиче Калашникове

201501016vmain_bgБеспристрастная выставка: 1914 – 1945…

kalashnikov_454390_002

– Сходи, пап, на выставку… – обязательно – вот так повелительно и властно предложила дочь Мария отцу

Георгию Тимофеевичу сходить на какую-то выставку в Манеже у Кремлевских стен. И она добавила так же повелительно и также властно– как православному человеку рекомендую тебе сходить…

– О! Как! – только и мог в ответ сказать Георгий и на следующий день покорно поплелся на некую (непонятную ему) выставку под патронажем патриаршества.

И вот Георгий стоит у самого Кремля златоглавой Москвы около Манежа, в который, оказалось, что не так-то просто попасть внутрь: слава Богу за все… (так успокаивал он себя молитвой). И не зря…

Потому что встретила Георгия Сама Пресвятая Богородица Вседержавная и он до земли поклонился Ей – да с радостью!– и приложился к иконе Ее с сердечным трепетом, взяв в память у батюшки памятную иконку для себя и дочери… с песнею (в уме): Аллилуия!

И началось то, что началось: прям, как в кино!Дивясь происходящему вокруг, подумал Георгий. А происходило следующее.

– Россия падет, но не до конца, воспрянет она по милости Божьей, потому что в ней одной преимущественно сохраняются еще православие и остатки благочестия христианского – так сказал старец Серафим Саровский (1754 – 1833, 78 лет) человеку.

– Да… Россию просто так не победить – хмуро смотрит на старца Бисмарк (1815 – 1898, 83 года), первый канцлер Германии, и задумался он крепко. А потом вдруг продолжает…– но, если России подменить православную нравственность на лженравственность, что-то вроде создания некоего «Русского нравственного государства», то она сама себя победит… она сама себя погубит… она сама себя уничтожит… – в братоубийственной войне.

– О! Как! – вдруг Георгия хватило ужасное волнение и обида за Святую Русь…

И он с головой бросился во все информационное пространство выставки, то есть бросился в саму историюСвятой РусиXX века,как в страшный омут быстрой и могучей родной ему реки Обь: что же дальше?.. (так стал с любопытством размышлять Георгий).

А дальше было еще хлеще. И вот почему.

– Гнушайтесь врагами Божиими, поражайте врагов Отечества, любите врагов ваших – говорит святитель Филарет, Московский, человеку.

–?.. – вопросительно в уме подумал Георгий и стал натренированным своим волевым усилием мобилизовывать себя на тяжелый интеллектуальный труд… – всячески понуждая себя… – то есть  свой ум, память, сердце, душу и дух свой, ну, чтобы щепетильнейво всем разобраться. То есть во всей истории любимой Родины, ну, чтобы познать саму истину… саму историю Руси, пусть даже XX века!,и… человека.

Но выставка, почему-то, как-то потаенно… завуалировано… как-то скрыто от Георгия и даже с некоторым недоверием… или осторожностью, а можети от трусостиробко заявляла Георгию о причинах краха Русского Православного Царства… – это, мол, виноват потаенный враг, что окружал Николая II и это ересь его (врага-вражины!). И вот почему.

– Можно было совершенно не согласиться с многими идеями большевиков, можно считать их лозунги за утопию, но надо быть беспристрастным и признать, что переход власти в руки пролетариата в октябре 1917 года, проведенный Лениным и Троцким, обусловил собою спасение страны, избавив ее от анархии – так промыслительно вдруг глаголил человеку бывший царский генерал Ипатьев Владимир Николаевич (1867 – 1952, 85 лет), химик.

Георгий слушал и молчал, с нетерпением ждал, как дальше будут развиваться события на выставке, потому что он с нетерпением жаждал (очень-очень жаждал!) ответа: почему Русь так многострадальна?… жаждал (очень-очень!) познания настоящей истины всех причин бедствий ее… жаждал (очень-очень!) узреть своими собственными глазамивсей настоящей правды… – то есть жаждал увидеть всю историю Святой Руси от начала до конца, пусть даже XX века, и пусть даже от 1914 по 1945 годы…

– Да, мы не скрываем того факта, что мы употребили насилие. Но мы сделали это в целях борьбы против всякого насилия! мы сделали это в борьбе за торжество величайших идеалов – так на удивление себе слышит человек честное признание аж самого Троцкого Льва Давидовича (1879 – 1940, 60 лет).

– Действительно, безумие революции было в том, что она хотела восстановить добродетель на земле. А когда хотят людей сделать добрыми и мудрыми, то неизбежно приходят к желанию убить их всех – соглашается с Троцким поэт Волошин Максим Александрович (1877 – 1931, 55 лет).

И тут решился, как бы свое слово сказать и Георгий:

– А было на то Божье попущение – крах Российской империи. И каждому человеку ясно за что! За человеческую глупость…Произошло немыслимое безобразие в Русском Православном Царстве по воле человеческой глупости и Божьему… попущению для вразумления окаянного человека: установлена на Руси временная власть в лице Временного правительства. Кто они такие? Враги-еретики, которые некогда были потаенными, а стали явными…

– А в чем заключается добро новой власти… – советской? – спросил у Георгиянеизвестный.

Георгий сделал значительную паузу, чтобы духу набраться и опять красноречиво (как ему этого очень бы хотелось) стал рассуждать о следующем:

– Вражина, после того как беспощадно расправившись с русской монархией изнутри (потаенно) в феврале 1917 г., сразу же так же беспощадно и потаенно приступил (вражина!) к уничтожению советской власти (изнутри!) с октября 1917 г.

– Вот оно что!!! – с иронией воскликнул незнакомый, мол, заливай-заливай.

– И козырь этот был у вражины не битый (то есть проверенный), потому что советская власть была богоборствующей властью: враг моего врага мой друг.

До 1922 года Русский дом (Русь наша!) уничтожали открыто гражданской войны, интервенцией: заграница поможет. Так тогда любили говорить те кто были против Советов. Политическим всеохватывающим и всепоглощающим кризисом свалилось бедствие на Русский дом (на Русь нашу!). Конфликтовали и воевали по всей стране: кто попало и все кому не лень. Разве что ленивый (или хитрый?) помалкивал, поговаривая: моя хата с краю ничего не знаю. Народ безграмотный и темный использовали те и другие орудием борьбы за якобы общие (единые) цели. И лозунги подбирались подходящие (комар носа не подточит): «за права», «за свободу», «за равенство» и даже «за братство». И все это было мнимым. Каждая партия привлекала народ на свою сторону… по-своему. Участвовали в борьбе, как крупные партии, так и мелкие группы: политические, этнические и социальные. Места в политике всем хватало. Страна-то большая! Но большевики оказались пошустрее, порасторопнее, побашковитее, потому что с ними был сам Ленин (Владимир Ильич). О! Как!

Начало серьезного (смертоносного для Русской монархии) политического кризиса на Руси отмечено в период с января 1905 г. по июнь 1907 г. В этот период произошла первая русская революция. А обострился кризис в ходе широкомасштабной Первой мировой войны в период с 28 июня 1914 г. по 11 ноября 1918 г. Затем произошло кровавое воскресение (9 января 1905 г.). Дальше кризис резко пошел вверх, начались массовые выступления народных масс. И завершилось все известной вакханалией. О! Как!

– Откуда ты это взял? – недовольно и с возмущением спросил неизвестный.

– Сорока на хвосте принесла – пошутил Георгий – откуда-откуда? из будущей книги «Ратоборец».

– И Бог все это, о чем ты тут поведал-рассказал, выходит, что попустил?! Из любви к Руси? Из любви к человеку? А церковь что?! А церковь куда смотрела?

– Церковь оторвалась от народа и «примкнула» к ереси, то есть к вражине, то есть потаенно от царя Николая II… и царь это видел.Он даже как-то собрав узкий круг «друзей» в кавычках, вдруг, спросил у них совета, мол, как вы смотрите на то, чтобы я был патриархом (отрекусь от престола в пользу царевича Алексея, приму постриг монаха), но обстоятельства (далеко зашедший политический кризис в стране!) были выше его сил… – поэтому так и профукали Русское Православное Царство.

– Партия не могла быть нейтральной в отношении религиозных предрассудков, и она будет вести пропаганду, потому что это есть одно из верных средств подорвать влияние реакционного духовенства, поддерживающего эксплуататорские классы! и проповедующего повиновение этим классам – вдруг в разговор вмешался вождь всех народов и генералиссимус Сталин И.В.

– Выходит, что советская власть вольно-невольно стала богоборствующей властью, как заложница реакционных обстоятельств в церкви, о, как? То есть: друг (церковь) моего врага (эксплуататоров рабочих и крестьян) мне враг?.. – такое умозаключение сделал неизвестный.– Интересное кино получается!..

Возникла пауза… – все стали дружно обмозговывать себе в уме только что полученную информацию… переваривать информацию… обдумывать ее (информацию), мол: глотать, не глотать, мол, что к чему и как так, что вот так, а не иначе, о, как…

Паузу прервал писатель Бунин Иван Александрович (1870 – 1953, 83 года), который сказал человекуследующее:

– Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то жили, которую мы не ценили, не понимали, – всю эту мощь, богатство, счастье.

Вот с таким чувством досады, что именно так случилось на Руси, а не иначе… с чувством обиды о свершившихся множественных вакханалии с бедственными последствиями… и чувством беспомощности человека перед самим собой, ибо он: человек плох, потому что забыл, что над ним Бог (и это глагол старца АмвросияОптинского к человеку).

– Народ наш совершил грех, а грех требует искупления и покаяния, а для искупления всегда требуется жертва, а в жертву всегда избираются лучшие – сказал человеку Иоанн Восторгов (1864 – 1918, 54 года), священномученик, протоиерей.

И вышел Георгий из выставки в Манеже и стал молиться к Господу Богу своему Иисусу Христу и просить Его о помиловании Святой Руси. И стал Георгий плакать горькими слезами перед Богом своим и Творцом Руси и Его убогого, окаянного и неблагодарного человека, чтобы Спаситель человека принялраскаяние его. Каялся Георгий Богу своему, как Боголюбивый Иван Грозный каялся Ему в 1450 году недалеко от Манежа на Красной площади на Лобном месте, приготовленным для этих целей им же (царем!).И просил Георгий прощение у своего Бога Вседержителя… и у людей-страдальцев просил он прощение за прошлые нераскаянные грехи человека перед Богом… у живых людей просил прощение с чувством собственной вины перед ними.Стал Георгий просить прощение и у людей усопших, у погибших и убиенных людей за редкие молитвы перед Богом за упокоение их душ, как это делал Иван Грозный… – ежедневно.  Потому что он знал, что его Бог Всемилостливый и Любящий всех-всех-всех людей больше, чем они сами (люди) себя любят: Помоги, Господи, человеку знать историю Руси.Помоги, Господи, человеку творить историю настоящую по Воле Святой Твоей.Дай, Господи, человеку силы сохранить Святую Русь во славу Твою, Господи, с радостью и с песнею: Аллилуия!