Черный дельфин где находится

 

«Лента.ру» начинает цикл публикаций о колониях особого режима — самых страшных зонах России. Там в крайне суровых условиях отбывают пожизненные сроки осужденные, на руках которых кровь тысяч жертв — от маньяков и каннибалов до террористов и создателей крупнейших организованных преступных группировок. Загляните по ту сторону стен с колючей проволокой – с безопасного расстояния

История соль-илецкой колонии

Ещё в 1756 году близ Оренбурга согласно указу Елизаветы Петровны была возведена крепость, где содержали каторжников. Позднее крепость разрушили, а на её месте возвели полноценную тюрьму. Её назначение часто менялось: вначале она служила пересыльной тюрьмой, потом в ней был концентрационный лагерь, а после войны стала местом для содержания подследственных, осужденных УНКВД.

В 1965 году в соль-илецкой колонии содержали заключённых, больных туберкулёзом, а в начале двухтысячных ей присвоили новый статус: исправительной колонии для осужденных, приговорённых пожизненно, — маньяков, насильников, каннибалов. Но, кроме них, в отдельном корпусе содержат и менее опасных преступников.

Любое нарушение жестоко карается

Итак, заключенного привезли в колонию. Часть пути от «автозака» до помещений хоть и проходит по закрытой территории, но просматривается с некоторых зданий города. Недовольные приговором родственники жертв могут попытаться организовать покушение с помощью снайпера, поэтому весь этот путь заключенный проделывает в сопровождении вооруженной охраны и с мешком на голове. Кого ведут в этот раз, знают только конвоиры.

Сначала новичков ожидает 15-дневный карантин. Во время него отбывающие наказание в том числе знакомятся и с внутренним распорядком. «Дрессируемым» зэкам сразу дают понять, что любой отказ может повлечь за собой применение к заключенным слезоточивого газа и резиновых дубинок…

Пожизненно осужденным терять нечего, и администрация учреждения хорошо это понимает. Каждую секунду, 24 часа в сутки, здесь царит выверенный годами порядок, за нарушение которого жестоко наказывают не только виновника, но и его «коллег». Ряд нововведений основан на чужом горьком опыте. Так, не очень давно в одной из колоний Пермского края заключенный кинул электрический провод на дверь камеры, а затем позвал охранника. Прикоснувшись к двери, надзиратель получил не смертельный, но чувствительный удар током. Это была не попытка побега, скорее «шутка» человека, которому не светит более строгое наказание, чем уже вынесенный приговор. С тех пор электричество в камерах включается только в строго определенное время и совсем на чуть-чуть…

Порядки в «Чёрном дельфине»

В колонии нет специально отведённого места для приёма пищи. Преступникам её подают прямо в камеру через маленькое окошко, а рацион очень скуден — суп и хлеб. Отсутствие столовой обусловлено тем, что переводить заключённых с места на место довольно сложно. Чтобы отвести одного преступника, например, в лазарет или на прогулку, требуются три надзирателя и кинолог. Кроме того, при переводе заключённый обязан наклониться на 90 градусов и поднять руки в наручниках за спиной, а на глаза ему надевают светонепроницаемую повязку. Снимают оковы лишь в душе и в тюремной часовне, причём в последнем случае освобождают только правую руку.

В камерах нет больших окон, лишь маленькие щёлочки под потолком, чтобы заключённые не смогли составить карту колонии. Выводят преступников на прогулки в закрытые со всех сторон клетки, расположенные на крыше тюремного блока. Фактически за время своего заключения преступники никогда не видят солнечного света. Также им запрещается сидеть на своих кроватях: преступники по 14–16 часов проводят на ногах. Лишь изредка им позволяют присесть на вмонтированную в пол табуретку.

История колонии

Первые пожизненные тюрьмы в Оренбургской области появились ещё в екатерининские времена:

История «Чёрного дельфина» ведёт своё начало с екатерининской поры. После подавления пугачёвского бунта в 1773 году возникла в этих краях нужда в остроге для ссыльных разбойников. Минули века, но назначение заведения никогда не менялось. Крепкие стены в оренбургских степях одинаково верно служили всем Российским Государям. Была здесь и пересылка, и острог, и туберкулёзная «специализация», но тюрьма всегда оставалась тюрьмой[4].

В царские времена Илецкий острог использовался как каторжная тюрьма для разработки местных соляных промыслов (Илецкие соляные копи) и как пересылочная тюрьма для этапирования заключённых. В 1774 году острог был разгромлен пугачёвским отрядом под командованием А. Т. Соколова, каторжане и казаки пополнили ряды повстанческого войска, сформировав казачий полк под командованием И. А. Творогова. В дальнейшем объект был восстановлен царскими властями, а солеломни, тюрьма и особая полиция подчинялись напрямую правлению соляных промыслов. До 1849 года добычей соли занимались ссыльные, в 1849 году они были обращены в «горнозаводских рабочих».[2]

В 1847 году этапом из Орской крепости через Илецкий острог в Уральск конвоировался украинский поэт и художник Тарас Шевченко. Он же посетил Илецк в ноябре 1849 года, возвращаясь в Оренбург из Аральской экспедиции[5].

В 1942 году в Соль-Илецкой тюрьме УНКВД № 2 для содержания подследственных умерла известная немецкая актриса Карола Неер[6].

Позже здесь располагалась специальная больница для осуждённых.

Получила статус колонии для пожизненно осуждённых в начале 2000-х годов.

Без шансов на снисхождение

Помимо каннибалов и маньяков, в ИК №6 находится немало экстремистов, совершивших громкие теракты. Один из них — Иса Зайнудинов, которому недавно исполнилось 80 лет. В 1999 году Зайнудинов стал одним из исполнителей подрыва жилого дома в Буйнакске (Дагестан). В результате теракта погибли 64 человека. В «Черном Дельфине» находится и еще один исполнитель этого преступления — Алисултан Салихов.

Место взрыва жилого дома в Буйнакске (Дагестан)

Фото: Олег Булдаков / ТАСС

Другой осужденный террорист из ИК №6, 55-летний Тамарлан Алиев, в 1998 году подорвал дом в Махачкале — тогда погибли 19 человек и более 90 — были ранены. Алиев считается чрезвычайно опасным преступником, склонным к побегу. Правоохранительные органы столкнулись с этим в 2001 году — экстремиста доставили на следственный эксперимент в Буйнакск, где он работал. Оказавшись в местном СИЗО, Алиев сбежал оттуда, но вскоре был пойман.

Компанию в «Черном Дельфине» ему составляет Олег Костарев — националист и бывший студент-химик, который в августе 2006 года подорвал самодельную бомбу на Черкизовском рынке Москвы. В тот день погибли 14 человек, 61 — получил ранения.

Место взрыва на Черкизовском рынке в Москве

Фото: Илья Питалев / «Коммерсантъ»

К слову, для того чтобы сотрудники ИК №6 не забывали, кого они охраняют, при входе в каждую камеру висят таблички, где перечислены все преступления осужденных.

Как отправить письмо в данную тюрьму?

Все письма отправляются по адресу: 461505 Оренбургская область, г. Соль-Илецк, ул. Советская, д. 6, ФКУ ИК-6. Необходимо указывать ФИО получателя.

Стоит понимать, что вся корреспонденция подвергается строгой цензуре, поэтому не разрешается писать ничего запрещенного, а также мат. Подробнее о том, что можно писать в письмах, а что нельзя мы рассказывали в этой статье.

Источники

Использованные источники информации при написании статьи:

  • https://www.factroom.ru/kriminal/tyurma-chyornyj-delfin
  • https://myslo.ru/news/criminal/ubiytsa-pyaterih-chelovek-etapirovan-v-cherniy-delfin
  • https://wiki2.org/ru/%d0%a7%d1%91%d1%80%d0%bd%d1%8b%d0%b9_%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d1%8c%d1%84%d0%b8%d0%bd
  • https://lenta.ru/articles/2019/05/12/blackdolphin/
  • https://ug-ur.com/tuyrma/katalog/chernyj-delfin.html
0 из 5. Оценок: 0.

Комментарии (0)

Поделитесь своим мнением о статье.

Ещё никто не оставил комментария, вы будете первым.


Написать комментарий